Депутаты Ленобласти хотят пресечь содержание в СИЗО за рамками предельного срока

Советник ФПА Игорь Пастухов считает, что предложенные изменения – попытка исключить злоупотребления со стороны следствия, которое, не желая изменять меру пресечения, хочет создать видимость готовности уголовного дела к ознакомлению. Один из адвокатов уверен, что указанные в пояснительной записке проблемы носят не законодательный, а правоприменительный характер. По мнению другой, поправки актуальны, но требуют незначительной доработки. Третий полагает, что следователь все равно сможет поискать в уголовном деле «слабое звено», которое заявит ходатайство о дополнении следственных действий.

9 декабря Законодательное собрание Ленинградской области предложило прямо указать в ст. 109 УПК, что содержащемуся под стражей обвиняемому и его защитнику нужно предъявлять все материалы уголовного дела в подшитом и пронумерованном виде (законопроект № 1071832-7). Действующая ч. 5 ст. 109 УПК говорит о том, что этим лицам не позднее чем за 30 суток до окончания предельного срока содержания под стражей (ч. 2 и 3 ст. 109 УПК) необходимо предъявить «материалы оконченного расследованием уголовного дела».

Разработчики поправок признают, что право обвиняемого на ознакомление со всеми материалами уголовного дела уже фигурирует в ч. 1 ст. 215 и ч. 1 ст. 217 УПК. Однако это правило нужно закрепить еще и в ст. 109, которая регулирует сроки содержания под стражей, уверены они. Депутаты напомнили, что после окончания предельного срока содержания под стражей обвиняемый освобождается немедленно. Но это требование не применяется в тех случаях, когда он не закончил ознакомление с материалами уголовного дела. «Формальное отсутствие в ч. 5 ст. 109 УПК прямого указания на необходимость предъявления обвиняемому всех материалов уголовного дела приводит к тому, что фактически обвиняемый получает одномоментный доступ к ограниченному количеству материалов уголовного дела», – говорится в пояснительной записке.

По словам разработчиков, во время ознакомления работники следственных органов часто проводят следственные действия и дополняют уголовное дело новыми материалами. При этом при принятии УПК законодатель исходил из того, что в указанный в ч. 5 ст. 109 срок следователи обязаны предъявлять обвиняемому для ознакомления все доказательства, которые положены в основу обвинения, а значит, и все материалы дела, считают разработчики. Заодно депутаты предлагают указать в ч. 5 ст. 109 УПК те случаи, в которых общее правило не будет работать и которые уже указаны в УПК (ч. 9 ст. 166 и ч. 1 ст. 219).

Советник Федеральной палаты адвокатов Игорь Пастухов считает, что предложенные изменения – попытка исключить злоупотребления со стороны следствия, когда оно, не желая изменять меру пресечения в связи с окончанием расследования, хочет создать видимость готовности уголовного дела к ознакомлению.

«К сожалению, явно не единичны случаи, когда по многотомным уголовным делам следователи еще не имеют реально завершенного производства, не подобрали и не подшили в полном объеме все собранные документы и, конечно, их еще не пронумеровали. Но не изменяют меру пресечения и предъявляют обвиняемому только первый или несколько первых томов уголовного дела. Этим они фиксируют начало процедуры ознакомления обвиняемого с материалами дела, выполняя формальные требования УПК, позволяющие не изменять содержание под стражу на другую меру пресечения даже после истечения указанного в законе предельного срока содержания», – указал Игорь Пастухов.

По его мнению, предложенные поправки позволят закрыть для следствия возможность использовать «недосказанность» УПФ в противоречии с его смыслом. «Это очередная попытка “залатать” Кодекс, чтобы не допустить нарушений со стороны следствия. Она, безусловно, полезна, но очевидно, что такие точечные изменения закона – “паллиативная помощь”», – считает советник ФПА.

Адвокат АБ «Забейда и партнеры» Николай Яшин уверен, что указанные в пояснительной записке проблемы носят не озаконодательный, а правоприменительный характер. Внесение поправок только в ст. 109 УПК не устранит эти вопросы и может привести к еще большей коллизии, считает он.

По мнению адвоката, УПК и сейчас говорит  предоставлении для ознакомления всех материалов уголовного дела: «В противном случае теряется смысл указанных процессуальных действий и нарушается право на защиту. Несмотря на это, на практике следователи используют некоторые несовершенства юридической техники Уголовно-процессуального кодекса в свою пользу, например когда дело объемное и на момент окончания предельных сроков меры пресечения не сформированы все тома». Когда следователи подают в суд ходатайство о продлении меры пресечения свыше предельных сроков, они ссылаются как раз на отсутствие в УПК указания на обязанность единовременного предоставления всех томов уголовного дела, рассказал Николай Яшин.

«При таком формальном подходе следствия неизвестно, как в правоприменительной практике будут соотноситься предложенная редакция ч. 5 ст. 109 и ч. 1 ст. 217 УПК при участии в деле нескольких обвиняемых по уголовному делу. С одной стороны, ч. 5 ст. 109 УПК РФ обяжет следователей предоставлять обвиняемому сразу все материалы уголовного дела для возможности продления меры пресечения за пределами общих процессуальных сроков. С другой, ч. 1 ст. 217 УПК РФ наделяет следователя правом определять последовательность предоставления материалов уголовного дела при участии нескольких обвиняемых», – заметил Николай Яшин.

Ситуацию, по его мнению, можно исправить либо последовательной и принципиальной судебной практикой, либо пошаговым отражением в УПК порядка предоставления всех томов уголовного дела как при участии одного обвиняемого, так и при участии нескольких обвиняемых. Оставлять последний вопрос на усмотрение следователя недопустимо, уверен адвокат.

[...]

Читать в источнике