В документе отражены выводы из девяти постановлений, вынесенных за последние 25 лет

Адвокаты посчитали наиболее важным Постановление № 8-П/2008, в котором указано, что закон должен быть ясным, определенным и недвусмысленным. При этом один из них назвал правовую определенность закона краеугольным камнем правовой системы любого государства. Другой подчеркнул, что КС предъявляет абсолютно разумные требования, однако законодатель продолжает наполнять УК оценочными категориями, которые позволяют фактически любое деяние признать преступным.

Конституционный Суд РФ опубликовал информационно-тематическое собрание своих правовых позиций об определенности уголовного закона (по состоянию на июль 2020 г.).

[...]

Адвокат АБ «Забейда и партнеры» Артем Саркисян также подчеркнул, что, хотя определенной и недвусмысленной должна быть буква любого закона, особое значение требование определенности приобретает применительно к уголовному законодательству. «Слишком велика цена ошибки при выборе неверного смысла двусмысленной нормы», – пояснил эксперт.

При этом он, как и Николай Герасимов, обратил внимание на Постановление КС № 8-П/2008. Именно в нем представлено наиболее верное понимание определенности уголовного закона, считает Артем Саркисян: «По справедливому и верному разъяснению КС, закон должен быть ясным, определенным и недвусмысленным. По сути, речь идет о синонимичных понятиях, основной смысл которых можно свести к недопустимости многозначности буквы закона».

«К сожалению, – отметил адвокат, – мы имеем такую ситуацию, при которой Конституционный Суд предъявляет абсолютно разумные требования к букве закона, но законодатель, подобно японской обезьяне Кикадзару, ничего не слышит и продолжает наполнять закон оценочными категориями, которые не только лишают возможности понять последствия своих деяний, но и позволяют фактически любое деяние признать преступным. А Верховный Суд, за которым закреплена ведущая роль по разъяснению оценочных понятий, уже подобно Мидзару и Ивадзару, ничего не видит и мало что говорит. Чтобы закон был определенный, недостаточно декларировать наличие проблемы. Надо создавать механизмы, препятствующие ее размножению. Неопределенный закон законом называться не должен», – убежден Артем Саркисян.

Читать в источнике