Лишить имущества могут не только коррупционера, но и его близких. КС РФ согласился с такой практикой

КС РФ отказался рассматривать жалобу Дмитрия Захарченко, который получил уголовное наказание, в том числе за взятки на госслужбе. Тем самым суд подтвердил, что можно обращать в доход государства имущество (включая деньги) связанных с коррупционером лиц. Речь идет о ситуациях, когда родственники или друзья не могут подтвердить, что приобрели имущество на свои деньги. Например, в деле Дмитрия Захарченко суд конфисковал имущество, которое принадлежало его родителям, сестре, бывшей жене, сожительницам и другим лицам, на сумму около 9 млрд руб. КС РФ не увидел ничего незаконного в такой схеме контроля за госслужащими.

Громкое дело полковника Дмитрия Захарченко дошло до Конституционного суда РФ. Он оспаривал положения, на основании которых у него, у его родственников и друзей суд отобрал в доход государства имущество на несколько миллиардов рублей. КС РФ отказал в рассмотрении этой жалобы, но в то же время сделал несколько важных выводов (Определение КС РФ от 24.10.2019 № 2949-О/2019).

Суть дела

Дмитрий Захарченко являлся исполняющим обязанности начальника управления "Т" МВД России. Его обвинили в получении взятки, злоупотреблении служебными полномочиями и воспрепятствовании производству предварительного расследования (ст. 290, 285 и 294 УК РФ). Громким это дело оказалось потому, что в квартирах его родственников и знакомых были обнаружены огромные суммы денег в разной валюте. Также на его близких были оформлены дорогостоящие автомобили и квартиры. Дмитрия Захарченко арестовали. В итоге суд дал ему 13 лет колонии с взысканием штрафа в размере 117 млн руб. (затем срок сократили до 12,5 лет).

Помимо этого заместитель Генерального прокурора подал иск об обращении в доход РФ имущества, принадлежащего Дмитрию Захарченко, его родственникам (родителям, сестре) и другим лицам (сожительницам, бывшей жене и ее матери, гражданской жене).

В суде выяснилось, что у Дмитрия Захарченко и его близких было 12 квартир, 15 машиномест, несколько автомобилей, денежные средства в различной валюте. Такой доход подсудимый не декларировал. Он указывал, что заработная плата сотрудника МВД России - это его единственный источник дохода, а сам он проживает в квартире, зарегистрированной на мать. Все родственники и близкие лица отрицали факт получения от Дмитрия Захарченко денег и иных ценностей. В то же время они не смогли предоставить документы, подтверждающие законные источники дохода для приобретения дорогостоящего имущества.

Доказательствами того, что имущество и деньги фактически принадлежали Дмитрию Захарченко, а не его родственникам, являлись показания многочисленных свидетелей, в том числе односельчан отца Дмитрия Захарченко, доверенности, которыми ответчики предоставляли друг другу полномочия совершать любые сделки с принадлежащим им имуществом, документы, подтверждающие материальные траты на иные нужды, несоизмеримые с официальным доходом Дмитрия Захарченко, письма администрации и отдела ЗАГС, ОМВД России, данные ФНС России, сведения о размерах пенсионных выплат родителей Захарченко, данные тетради с различными расчетами, которые вела мать Захарченко и т.д.

Адвокат АБ «Забейда и партнеры» Николай Яшин считает, что ситуацию с обращением взыскания на имущество госслужащего, его семьи и иных лиц можно назвать "мейнстримом" громких коррупционных процессов. Генеральная прокуратура уже наработала определенную практику и активно ее использует в последнее время. Дело об изъятии имущества Дмитрия Захарченко и третьих лиц не является единственным в судебной практике России. Так, аналогичным образом было изъято имущество экс-глав подмосковных районов Александра Шестуна и Александра Постриганя. Кроме того, одним из свежих случаев, который освещали средства массовой информации, стало обращение в доход государства имущества экс-главы Республики Марий Эл Леонида Маркелова (решение не вступило в силу). В каждом из этих случаев, помимо госслужащего, в качестве ответчиков привлекались члены семей и третьи лица, которые, по сообщениям Генеральной прокуратуры, являлись владельцами лишь на бумаге. По мнению прокуратуры, соответчики не смогли доказать законность происхождения имущества, а материалы проведенной проверки доказывали фактическое владение госслужащим указанным имуществом, несмотря на его оформление на иное лицо.

Проверки госслужащих, родственников и связанных с ними лиц на предмет законности происхождения имущества и денежных средств, потраченных на его приобретение, практикуются и за рубежом. В Великобритании, например, аналогичная проверка осуществляется в отношении политически значимых лиц (politically exposed person - PEP), причем понятие PEP трактуется широко, включая и лиц, каким-либо образом связанных с госслужащим. При этом не требуется наличие уголовного преследования в отношении лица за коррупционное преступление.

Несмотря на это, позиция КС РФ представляется спорной, так как дает опасную свободу усмотрения российским правоохранительным органам в определении круга лиц, каким-либо образом связанных с государственным служащим, а также источника их доходов. Так, имущество связанного с госслужащим лица может быть приобретено в результате его незаконной предпринимательской деятельности, в связи с чем оно не подлежит изъятию в соответствии с рассматриваемой процедурой. Сложности в определении источников дохода такого лица могут привести к широкому усмотрению со стороны правоохранительных органов и судов, что приведет к злоупотреблениям и нарушениям прав третьих лиц.