Предлагается расширить основания введения режима особых условий в исправительных учреждениях

По мнению одного адвоката, предлагаемая редакция ст. 85 УИК предоставляет широкий простор для правоприменительного произвола, при котором пандемия будет лишь дополнительным поводом ограничения прав заключенных. Другой отметил, что ряд ограничений необходим при захвате заложников, совершении террористического акта, массовых беспорядках или групповых неповиновениях осужденных либо наличии реальной угрозы вооруженного нападения в исправительном учреждении, но при других случаях, это будет приводить к явному нарушению прав осужденных.

Минюст России вынес на общественное обсуждение проект поправок в ст. 85 УИК РФ и ст. 35 Закона о службе в УИС РФ и о внесении изменений в Закон об учреждениях и органах, исполняющих уголовные наказания в виде лишения свободы в части введения режима особых условий.

В пояснительной записке отмечается, что ст. 85 УИК РФ определен перечень обстоятельств, при наступлении которых в исправительных учреждениях может быть введен режим особых условий. Авторы поправок подчеркнули, что введение режима особых условий направлено на восстановление нормальной деятельности исправительного учреждения при возникновении чрезвычайного или военного положения, массовых беспорядках или групповых неповиновениях осужденных как на его территории, так и за его пределами. «Между тем УИК РФ не содержит положений о введении режима особых условий при захвате заложников, совершении террористического акта, наличии реальной угрозы вооруженного нападения на исправительное учреждение либо введении режима повышенной готовности или чрезвычайной ситуации, а также введении ограничительных мероприятий (карантина) в связи с возникновением пандемий, эпидемий и эпизоотий», – указано в пояснительной записке.

Проектом предусматривается дифференцированный подход ‎к ограничению прав осужденных в период действия режима особых условий, который будет зависеть от обстоятельств его введения. Согласно поправкам, в случаях введения в районе расположения исправительного учреждения чрезвычайного или военного положения, режима повышенной готовности или чрезвычайной ситуации, а также при введении карантина, захвате заложников, совершении террористического акта, массовых беспорядках ‎или групповых неповиновениях осужденных либо наличии реальной угрозы вооруженного нападения в исправительном учреждении может быть введен режим особых условий.

Проектом поправок в период действия режима особых условий, не включая карантина, режима повышенной готовности, в исправительном учреждении может быть приостановлено осуществление некоторых прав осужденных, предусмотренных ст. 88 – 97 УИК. В частности, могут быть введены усиленный вариант охраны и надзора, особый порядок допуска на объекты, изменен распорядок дня, ограничена деятельность производственных, коммунально-бытовых, культурно-просветительных и иных служб, за исключением медико-санитарных.

При введении в исправительном учреждении режима особых условий в связи с карантином либо режимом повышенной готовности законопроектом предлагается установить возможность приостановления реализации прав осужденных ‎на свидания, получение передач, прогулки, получение в передачах письменных принадлежностей, передвижение без конвоя или сопровождения, выезды за пределы исправительных учреждений.

Адвокат АБ «Забейда и партнеры» Артем Саркисян отметил, что введение тех или иных особых условий при чрезвычайных ситуациях особенно на таких объектах как исправительные учреждения абсолютно нормальная практика. «Едва ли кто-то будет спорить с тем, что при нападении вооруженного формирования на исправительное учреждение, оно нуждается в особых условиях и очевидно не может функционировать в том же режиме, что и обычно», – указал адвокат.

Артем Саркисян обратил внимание, что ранее к числу оснований для введения особых условий относились: стихийное бедствие, введение в районе расположения исправительного учреждения чрезвычайного или военного положения. «Новые основания для введения ограничительных мер являются более детализированными и направлены на то, чтобы, не дожидаясь введения во всем субъекте чрезвычайного или военного положения, у уполномоченного лица была возможность ввести режим особых условий», – считает адвокат.

Артем Саркисян находит самым актуальным из предложенного перечня введение ограничительных мероприятий в связи с возникновением пандемий, эпидемий и эпизоотий. Он обратил внимание, что это единственное из предложенных Минюстом нововведений, при котором в силу предлагаемой ч. 2.1. ст. 85 УИК РФ недопустимо ограничение на приобретение продуктов питания и предметов первой необходимости, переписка и переводы денежных средств, телефонные разговоры. «И это абсолютно правильно, ведь очевидно, что ограничения прав заключенных при карантине в связи с пандемией должны быть более гуманны нежели ограничения прав заключенных при захвате заложников, террористическом акте и так далее», – заметил адвокат.

Вместе с тем, при карантине также как и при террористическом акте у уполномоченных лиц, имеются основания для введения усиленного варианта охраны и надзора, особого порядка допуска на объекты, изменения распорядка дня, ограничения деятельности производственных, коммунально-бытовых, культурно-просветительских и иных служб, указал Артем Саркисян. Адвокат отметил, что это может привести к тому, что при карантине в связи с пандемией права осужденных будут фактически нарушаться. «Предлагаемая редакция ст. 85 УИК РФ предоставляет широкий простор для правоприменительного произвола, при котором пандемия будет лишь дополнительным поводом ограничения прав заключенных» – заключил Артем Саркисян.

[...]

Читать в источнике