ВС уточнил вред по делам о злоупотреблении полномочиями

И разъяснил, за что надо наказывать детективов

Сегодня Пленум Верховного Суда принял проект постановления по делам о «преступлениях против интересов службы» в коммерческих и иных организациях. Суд разъяснил, что такое «существенный вред»; уточнил, когда за его причинение наступает уголовная ответственность – и, наконец, указал, чего не могут делать нотариусы, детективы и ЧОП. Опрошенные «Улицей» адвокаты подчёркивают, что по этим делам нет устоявшейся судебной практики – поэтому выводы об эффективности постановления делать преждевременно.

Злоупотребление ремонтом

Член Совета АП Москвы Константин Ривкин напоминает, что ВС уже затрагивал схожие вопросы в постановлении Пленума по делам о злоупотреблении должностными полномочиями и о превышении должностных полномочий. Тогда он разграничивал злоупотребление полномочиями с должностными преступлениями. Проект нового постановления, по словам Ривкина, «более детально и содержательно» разъясняет, что из себя представляют данные составы.

Так, под злоупотреблением полномочиями (ст. 201 УК) и злоупотреблением полномочиями при выполнении государственного оборонного заказа (ст. 201.1 УК) следует понимать «совершение лицом, выполняющим управленческие функции в коммерческой или иной организации, таких деяний, которые хотя и были непосредственно связаны с осуществлением им своих прав и обязанностей, однако не вызывались служебной необходимостью и объективно противоречили законным интересам данной коммерческой или иной организации, а также тем целям и задачам, для достижения которых это лицо было наделено соответствующими полномочиями».

Ривкин указывает, что ВС «в качестве ориентира» дал примеры тех случаев, когда лицо «совершает входящие в круг его полномочий действия при отсутствии обязательных условий или оснований для их совершения» – если эти деяния повлекли общественно опасные последствия. Например, принимает на работу лиц, которые фактически не исполняют трудовые обязанности. Или освобождает работников организации от исполнения трудовых обязанностей «с направлением для ремонта квартиры, обустройства домовладения, принадлежащих самому лицу либо его родственникам и знакомым». Ещё один вариант – преступник «совершает сделку в отсутствие необходимого для этого согласия или последующего одобрения коллегиального органа управления организации», отмечает Константин Ривкин.

Незаконный запрос нотариуса

Злоупотребление полномочиями частным нотариусом или аудитором (ст. 202 УК) заключается в совершении деяний, «которые хотя и были непосредственно связаны с осуществлением им своих прав и обязанностей, однако не вызывались служебной необходимостью и объективно противоречили задачам нотариальной или аудиторской деятельности, а также тем целям и задачам, для достижения которых это лицо было наделено соответствующими полномочиями».

К таким действиям ВС относит, например, направление нотариусом информационного запроса «с целью передачи сведений третьим лицам». Либо «удостоверение сделки по отчуждению недвижимого имущества в целях извлечения выгод и преимуществ для себя или других лиц либо с целью нанесения вреда другим лицам» – если нотариус знал, «что условия такой сделки не соответствуют выраженной воле её участников или что участник сделки не осознаёт её правовых последствий». Ещё один вариант – «представление аудитором заведомо ложного аудиторского заключения».

Но при этом ответственность наступает только в том случае, если эти деяния повлекли общественно опасные последствия.

ВС уточнил вред

ВС подчёркивает, что одним из обязательных признаков злоупотребления полномочиями является причинение «существенного вреда правам и законным интересам граждан или организаций либо охраняемым законом интересам общества или государства». Если речь идёт о злоупотреблении полномочиями при выполнении государственного оборонного заказа, то «причинение существенного вреда охраняемым законом интересам общества или государства в данной сфере, в том числе обороноспособности и безопасности страны».

В случае с злоупотреблением полномочиями частными нотариусами или аудиторами суды должны исходить из значимости нарушенного права и законного интереса для конкретного потерпевшего, размера причинённого ему имущественного вреда. Сюда ВС относит «прекращение прав на имущество в результате удостоверения сделки, не соответствующей закону, а равно в отсутствие одной из сторон сделки или необходимых документов» и «утрату наследником права на наследство в результате выдачи нотариусом свидетельства о праве на наследство заведомо ненадлежащему лицу».

«Существенный вред» в результате злоупотребления полномочиями при выполнении государственного оборонного заказа выражается, по словам ВС, в «значительных расходах, связанных с устранением дефектов, допущенных исполнителем при выполнении работ либо при изготовлении и поставке продукции низкого качества, в переносе военных учений или иных мероприятий военного характера, обусловленных нарушением сроков осуществления поставок вооружения, военного или иного имущества».

К обязательным признакам относятся цели «извлечения выгод и преимуществ для себя или других лиц» (статьи 201, 201.1, 202 УК), а также «нанесения вреда другим лицам» (статьи 201, 202 УК). Здесь речь может идти о «причинении им нравственных страданий» и «создании препятствия для реализации ими своих конституционных прав».

По словам Константина Ривкина, важно, что Пленум пытается дать определения таким оценочным понятиям, как «цель извлечения выгод и преимуществ для себя или других лиц» и «тяжкие последствия» (прекращение деятельности организации или доведение до состояния неплатёжеспособности – прим. «АУ»). «Очевидно, что такого рода ориентиры должны способствовать соблюдению единой практики применения ст. 201 УК и стать барьером на пути необоснованного привлечения к уголовной ответственности», – считает адвокат.

Детективы не полицейские

ВС отмечает, что ответственность по ст. 203 УК («превышение полномочий частным детективом или частным охранником при выполнении своих должностных обязанностей») наступает «в случае совершения им умышленных действий, выходящих за пределы его полномочий, которые повлекли существенное нарушение прав граждан или организаций либо охраняемых законом интересов общества или государства».

Под «существенным нарушением прав» понимаются, например, права на уважение чести и достоинства личности, личной и семейной жизни граждан, права на неприкосновенность жилища и тайну переписки, телефонных переговоров, почтовых, телеграфных и иных сообщений и другие.

Адвокат АБ «Забейда и партнеры» Артём Саркисян отмечает, что отсутствие исчерпывающего перечня полномочий, которые относятся к должностным лицам или иным органам власти, существенно ограничивает частных детективов и сотрудников ЧОП. «Что остаётся делать частным детективам, если любое их действие можно подвести под оперативно-разыскные мероприятия – опрос, наведение справок, наблюдение и т. д. – которые Пленум, при условии их совершения частными детективами, предлагает рассматривать в качестве преступных», – возмущается адвокат.

Другой крайностью, по его словам, является узкая трактовка квалифицирующего признака ч. 2 ст. 203 УК – «превышение полномочий, повлёкшее тяжкие последствия». «В п. 17 постановления причинение смерти по неосторожности, относясь к тяжким последствиям, используется со словом “например”. Несмотря на это Пленум не приводит каких-либо иных ситуаций, подпадающих под указанный квалифицирующий признак, – отмечает Артём Саркисян. – Поэтому неясно, как квалифицировать ситуации, при которых сотрудник ЧОП своими действиями причинил по неосторожности тяжкий вред здоровью».

[...]

Читать в источнике