Баннер 1
Баннер 2
Главная | Аналитика | Бизнес-конфликты набирают обороты
Бизнес-конфликты набирают обороты

Бизнес-конфликты набирают обороты

Дарья Константинова

Партнер адвокатского бюро «Забейда и партнеры» Дарья Константинова — о причинах, по которым перевод отношений между субъектами бизнеса в уголовно-правовую плоскость набирает популярность.

Разрешение бизнес-конфликтов в юридической практике протекает в двух плоскостях — гражданской и уголовной — и регулирует совершенно разные по своей природе отношения. Гражданские и арбитражные судебные споры — это сфера частного права, где судья применяет закон и формулирует решение, которое носит обязывающий характер для проигравшей стороны. Когда конфликт решается в уголовно-правовой плоскости, имущественные претензии удовлетворяются путем возбуждения в отношении оппонента не всегда законного уголовного дела и истребования у него имущества под угрозой лишения свободы.

Такая тенденция развивается главным образом из-за того, что нет законодательной базы, которая бы позволяла получать доказательства в рамках гражданского процесса при отстаивании имущественных требований; кроме того, отсутствует эффективный институт исполнения судебных решений и о снижении уровня коррупции в правоохранительных органах речь пока не идет. Дополнительные сложности для сторон создают и ограниченные сроки исковой давности, не позволяющие истцам годами находиться в зоне комфорта, прежде чем получить решение в свою пользу.

 
 
 

В свою очередь, инструментарий в уголовном процессе значительно шире, сроки давности — гибче, а полномочия следователей практически безграничны. Например, такой инструмент давления, как обыск, все чаще применяется не только для изъятия любых предметов и документов (независимо от того, относятся ли они к делу), но и для того, чтобы запугать оппонента присутствием вооруженных правоохранителей.

Причин, по которым перевод отношений между субъектами бизнеса в уголовно-правовую плоскость с недавних пор приобрел такую популярность, несколько.

Во-первых, спрос рождает предложение: возможность разрешения бизнес-конфликтов с привлечением следователей предоставляет и сам бизнес. Ведь именно спрос на заказные уголовные дела приводит к энтузиазму со стороны недобросовестных сотрудников правоохранительных органов. Представителю бизнеса, поймавшему себя на желании перевести конфликт в уголовную плоскость, следует помнить, что маятник качается в обе стороны и завтра он может стать обвиняемым там, где еще вчера выступал заявителем.

Во-вторых, в России принято организовывать и вести бизнес на основе устных договоренностей между партнерами и контрагентами. При этом устные договоренности могут кардинально отличаться от тех, что зафиксированы в подписанных документах — к примеру, когда при фактически не выполненных работах стороны подписывают между собой акты выполненных работ и устно договариваются о том, что работы будут доделаны позже. Эта ситуация может привести к тому, что как контрагента, так и лицо со стороны заказчика, подписавшее подобные документы, обвинят в мошенничестве. Доводы о том, что заинтересованные лица устно согласовали все обстоятельства и никто не намеревался похищать имущество, услышит не всякий следователь.

Однако конфликты могут происходить не только между контрагентами, но и между собственниками бизнеса. Именно поэтому особое внимание стоит уделять вопросу партнерского оформления бизнеса: изначально дружеские отношения при создании компании могут кардинально измениться к худшему. Часто при структурировании бизнеса реальное распределение долей закреплено лишь устным договором между партнерами, потому что стороны на момент согласия доверяли друг другу. Но если договоренности не закреплены в документах, то любой из партнеров может перестать соблюдать их в одностороннем порядке, например тот, кто контролировал бизнес через своих доверенных лиц. Еще одним источником конфликта может стать и смерть партнера при отсутствии юридических распоряжений на этот случай.

Особенно сложные конфликты возникают, когда сторона из-за отсутствия договорных отношений не может отстоять свои требования в законном порядке. Такие ситуации могут повлечь и принятие решения о физической расправе в отношении оппонента, приведя уже к необратимым последствиям.

Источником рисков являются не только умышленные действия, но и безответственный подход, извечное русское «на авось». В ходе корпоративных войн уголовное преследование может начаться из-за того, что кто-то из собственников формально устроил своего родственника на работу в компанию. При этом такой работник не посещает рабочее место, не выполняет обязанностей, никто из коллектива не видел его в лицо, однако же зарплату он получает. Даже если изначально все собственники согласились с решением о таком «трудоустройстве», при конфликте это может вылиться в злоупотребление полномочиями со стороны генерального директора, мошенничество и растрату. Во всех этих случаях собственников бизнеса могут привлечь к ответственности в качестве соучастников преступления.

Поводом для разрешения конфликта в уголовной плоскости может являться и продажа имущества компании без ведома и одобрения одного из владельцев бизнеса. Здесь нужно иметь в виду, что, даже если сделка совершалась с соблюдением правовых требований, эти действия могут быть рассмотрены как мошенничество, если будет установлено занижение стоимости при продаже имущества, аффилированность компании покупателя с заинтересованными в продаже акционерами или прозвучат показания свидетелей, из которых следователь сделает вывод, что целью сделки являлось хищение активов компании.

При рассмотрении подобных ситуаций через призму преступления важное значение имеет доказывание осведомленности лица о его совершении. Этот аспект может отделять гражданско-правовые отношения от уголовных. Поэтому в уголовном процессе помимо документов важным доказательством являются показания свидетелей.

Примеры уголовного преследования в рамках бизнес-конфликтов приводят к простому, но, к сожалению, не всегда очевидному для сторон выводу: переговорный процесс лучше открытого конфликта, ведь последствия этой «войны» могут плохо сказаться на всех ее участниках. Контролировать возбужденное уголовное дело невозможно даже в случаях, когда его инициация была основана на коррупционных связях. Всегда есть риски кадровых перестановок или изменений в «настроении» следственных органов. В процессе расследования уголовного дела может всплыть «компромат» на всех участников конфликта, и последствия этого спрогнозировать достаточно сложно. Так, распространенной практикой являются случаи, когда лицо неофициально обращается к своим знакомым в правоохранительных органах и, описывая ситуацию, сообщает в том числе о своих незаконных действиях. Правоохранители фиксируют этот разговор с помощью записывающего устройства и впоследствии возбуждают уголовное дело как в отношении заявителя, так и его оппонента.

Ведение бизнеса в России может приносить крупную выгоду, но сопутствующие риски также весьма осязаемы. Именно поэтому необходима тщательная юридическая проработка всех спорных вопросов, которые могут возникнуть в будущем.

Читать в источнике.