Шредер в картине: эксперты о правовых последствиях уничтожения работы Бэнкси

Шредер в картине: эксперты о правовых последствиях уничтожения работы Бэнкси

В финале торгов картина самого известного представителя стиля стрит-арт «Девочка с воздушным шаром» самоуничтожилась. Как стало известно позднее, сам автор встроил в рамку шредер на случай, если его работа когда-либо будет продаваться с аукциона, чем Бэнкси выразил свой протест касательно торгов предметами искусства. В результате 5 октября сразу после того, как полотно продали за 1,42 миллиона фунтов стерлингов, оно было порезано шредером на тонкие полоски.

Манипуляция рынком

«Рассматриваемая нами ситуация могла быть подстроена продавцом, аукционным домом и самим Бэнкси. Ведь после произошедшего различные источники сообщают о многократном росте стоимости картины, так как это теперь не просто картина, а элемент исторического для аукционных домов и престижного арт-рынка события. Рост стоимости картины выгоден всем сторонам сделки (от стоимости картины зависит процент аукционного дома и роялти автора), поэтому можно предположить, что акция была проведена специально.

Однако в таком случае, при определенных обстоятельствах, совершенный «перформанс» может быть квалифицирован в качестве манипулирования рынком», — считает адвокат бюро «КИАП» Сергей Ильин.

Если же покупатель картины не оценит ее новый вид и захочет предъявить Бэнкси претензии, то это вполне возможно при условии, что к нему уже перешло право собственности, указывает он.

«В случае, если картина после ее продажи уже принадлежала на праве собственности анонимному покупателю, то намеренная порча картины с использованием шредера представляет собой причинение вреда чужой собственности, и к Бэнкси могут быть предъявлены требования из деликта, равно как может быть инициировано уголовное дело (за умышленное причинение вреда чужому имуществу в значительном размере)», — сказал Ильин.

Он также указал, что по общему правилу ответственность за риск случайной гибели или повреждения вещи несёт продавец до тех пор, пока он не исполнит свою обязанность по передаче вещи приобретателю (статья 459 ГК РФ; § 2-509 com. 3, Uniform Commercial Code; Art. 20, Sale of Goods Act). Эти же правила по передаче вещи распространяются и на аукционы.

«В таком случае, если самоуничтожение картины было бы признано случайной гибелью, риск потери лежал бы на продавце. Конечно же, здесь следовало бы задуматься и о том, а был ли заключен договор купли-продажи произведения искусства? Так, картина самоуничтожилась непосредственно при закрытии аукциона — последний раз прозвучал стук молотка. Однако стук молотка при продаже произведения на аукционе скорее устанавливает победившее лицо, с кем будет заключен договор, но это не равнозначно заключению договора купли-продажи произведения. Стук молотка все же обязывает обе стороны (и продавца, и покупателя) заключить договор сразу после закрытия торгов (статья 448 ГК РФ; Art. 58 Sale of Goods Act).

В такой ситуации анонимный покупатель может отказаться от исполнения своей части сделки — оплаты 1,42 миллиона фунтов стерлингов», — указывает Ильин.

Вне уголовной плоскости

«Совершенно не обязательно, что данный инцидент будет иметь уголовно-правовые последствия.

Ключевым признаком мошенничества в российском праве является противоправное безвозмездное изъятие чужого имущества путем обмана или злоупотребления доверием. То есть, действия художника, злонамеренно установившего шредер в раму картины, будут квалифицироваться с точки зрения уголовного кодекса как мошенничество или повреждение чужого имущества только в случае, если право собственности на картину перешло потерпевшему, и за имущество были заплачены деньги», — поясняет управляющий партнёр «Забейда и партнеры» Александр Забейда.

По его словам, сам по себе факт победы на торгах еще не является основанием для перехода права собственности. Для такого перехода необходимо оформить договор купли-продажи, заключенный по результатам торгов. То есть, если за имущество покупателем не были уплачены деньги, то в результате уничтожения картины он не понес какого-либо ущерба.

Адвокат также обращает внимание на тот факт, что в результате перфоманса стоимость картины могла увеличиться в разы, ведь инцидент сделал работу уникальной и известной во всем мире.

«Понятно, что раз инцидент произошел вне пределов территории РФ, а именно в Великобритании, российское право тут нельзя считать применимым. Но если абстрагироваться от правовой системы, то с точки зрения здравого юридического смысла, автор картины вряд ли понесет какую-либо уголовную ответственность», — добавил Забейда.

Всю статью читайте на РАПСИ

Иллюстрация Антон Ваганов/ТАСС